Kavkaz Lehçeni Tatar Grammatigi

Timofey Makarov


Taqğan Arslan İbrahim Borasuwotarlı, 28 Tunlu, 2016

Rus tilde Kavkaz tillerden birisini birinçi Grammatik Kitabı — Qumuq Grammatik, T. N. Makarov, 1848

Timofey Nikitiç Makarov 1822 yılda Aştarxan gimnazyada tatar tilge üyrene edi. 1844-nçü yılğa yerli Timofey Nikitiç kantonistleni batalyonda, yaʼni asgerleni ulanlarını uçun oxuw ojaqda, qulluq etdi.

Novoçerkasskdağı gimnazyada güntuwuş bölügünü açğanda ol onda işlemege çıqdı. Baliki, o gimnazyada Makarov bek ahamiyatlı qulluqçusu da boldu. Gimnazyanı açıw gününde 1851-nçı yılnı yazbaşında Makarov belgili söz aytdı – “Kavkazda qollanılağan tilleni wa lehçeleni haqında”. Ondan alda da, 1846-nçı yıl bolğanda, “Kavkaz” gazetde T.N. Makarov “Novoçerkasskdağı gimnazyanı güntuwuş tilleni bölügünü açılağannı haqında” dep maqalä da yazğan.
22 kürcan 1851 – 1858-çi yılnı axırına yerli T. N. Makarov o Güntuwuş bölükde qumuq tilni muallimi bolğan.

1848 yılda Timofey Makarov “Kavkaz Lehçeni Tatar Grammatik” degen qumuq grammatik kitabını Tiflis şaharda basmadan çığardı. Bu kitapdan soñ Makarovnu qumuq tilni haqında dağı da neça kitap çığarmağa neyeti bar edi: oxuw kitapnı, qumuqça-orusça wa orusça-qumuqça sözlükleni de, xabarlar bulan kitapnı de, amma olanı qadarı belgisiz.

Burada berilgen kitapda noğay, azerbaycan, osmanlı, wa başğa türk tillerini üstünde de maʼlümatlar bar.

Biz onu Rusyadağı kitapxanalarda tapdıq, PDF formatğa göçürdük, wa munda birinçi keren açıq küyde çığarabız.



Kitapnı Muqaddiması (rusça)

ПРЕДИСЛОВIЕ

Считаясь въ Ставрополь (Ставропольской губерніи) ВЫСОЧАЙШЕ командированнымъ, для ознаколіленія съ должностію Переводчиковъ, я имѣлъ случай, по службѣ, быть между многими Кавказскими племенами; особенно между племенами, говорящими діалектами Татарскаго языка. Еще съ прибытіемъ на Кавказъ я удостовѣрился, что мои познанія въ Восточныхъ языкахъ не вполнѣ достаточны, чтобы быть хорошимъ Переводчикомъ, замѣтилъ разницу Кавказскихъ нарѣчій, не говоря уже о нарѣчіи, которымъ говорятъ Татары, живущіе въ Россіи. Впослѣдствіи времени я узналъ и недостаточность руководствъ, (чтобы быть Переводчикомъ) по коимъ я учился въ Астраханской Гимназіи и слушалъ лекціи въ ИМПЕРАТОРСКОМЪ Санктпетербургскомъ Университетѣ.

В четырехъ-лѣтнее мое пребываніе на Кавказѣ, бывъ въ разныхъ командировкахъ, участвуя въ дѣлахъ съ непокорными и исправлявъ и исправляя должность Письменнаго Переводчика на Кумыкской Плоскости и въ Ставрополѣ, я могъ постигнуть всю ту степень пользы, какую могли-бы принести правительству Переводчики, если-бы оии были Русскіе или знали-бы основательно Русскій языкъ.

Разумѣется, сначала я встрѣтилъ болышое затрудненіе, какъ въ разговорномъ языкѣ, такъ и въ письменахъ; потому что на Кавказѣ не всѣ грамотные азіатцы одинаково учены, да и по русской пословицѣ — что городъ, то норовъ, что деревня, то обычаи, — почти въ каждомъ племени есть свои особенныя слова и даже особыя грамматическія Формы.

Имѣя ВЫСОЧАЙШЕЕ назначеніе, я старался составить какое-либо руководство, для изученія народнаго обшеунотребительнаго языка и принявъ въ основаніе, что не Грамматика создаетъ языкъ, а языкъ Грамматику, я прежде всего хотѣлъ войти въ близкое, и тѣсное сношеніе съ народомъ, дабы изучить его, привыкнуть къ его привычкамъ, жить
его жизнію, — въ чемъ я почти и успѣлъ.

Изъ племенъ, говорящихъ Татарскимъ языкомъ, мнѣ болѣе всѣхъ Понравились Кумыки, какъ по опредѣленности и точности языка, такъ и по близкости Къ европейской цивилизаціи, но главное, я имѣлъ въ виду то, что они живутъ На Лѣвомъ Флангѣ Кавказской Линіи, гдѣ у насъ военныя дѣйствія и
гдѣ всѣ племена, крюмѣ своего языка, говорятъ и по-Кумыкски.

Не объясняю цѣли, для чего я составилъ имянно Татарскую Грамматику; это былъ долгъ мой, чтобы сколько нибудь оправдать ВЫСОЧАЙШЕ возложенное на меня назначеніе Преподавателя Татарскаго языка. Первоначальная моя мысль была составить грамматику для восиитанниковь, которые со временемъ будутъ Переводчиками въ Отдѣльномъ Кавказскомъ Корпусѣ. Можетъ быть спросятъ: развѣ недостаточны напечатанныя у насъ Грамматики? На это
я буду отвѣчать, что онѣ очень достаточны, но только для того дiалекта, на которомъ и для котораго написаны. Такъ: Турецко-Татарская Грамматика
Профессора Казенбека написана для Адербиджанскаго (Закавказскаго) нарѣчія, Гг٠ Троянскаго, Хальфина и Иванова — для нарѣчий, которымъ говорятъ Татары въ Казани, большею частію въ Астрахани, Оренбургѣ и внутри Россіи, г. Гиганова — для Сибирскихъ Татаръ.

Не знаю, всѣмъ-ли извѣстно, сколько племенъ, говорящихъ Татарскимъ языкомъ, а мнѣ не было извѣстнымъ до пріѣзда на Кавказъ; во всѣхъ этихъ
племенахъ есть въ большей, или меньшей мѣрѣ разница въ языкѣ, хотя всѣ нарѣчія Татарскаго языка имѣютъ одно начало и всѣ произошли отъ одного
корня. Во время общаго и частныхъ переселеній, народы Азіи, вмѣстѣ съ обычаями, измѣнили и языкъ родимой зѣмли, и чѣмъ далѣе зашелъ народъ. тѣмъ болѣе измѣнился языкь его. Первое мѣсто, по чистотѣ, неоспоримо, принадлежитъ Турецкому языку (Тюрки), потомъ слѣдуютъ нарѣчія: Джагатайское, нарѣчіе Греческихъ острововъ, Адербиджанское (Закав-
казское), Крымское, нарѣчіе Хивы и Бухарiи, Шамхальское, Кумыкское, Кизляро-Моздокское, далѣе Затеречныхъ Ногайцевъ (Шамхальскихъ, Костековскихъ, и Яхсаевскихъ), нарѣчіе Ногайцевъ, по сю сторону Терека, по Кубани и Куме (Караногай-Эдишкульское, Калаузо-Саблинское и Бештау-Кумское, Калаузо-Джамбуйлуковское, Ачикулакъ-Джамбуйлуковское и
Эдиссанское), Карачаевское, Трукменское, Кыргызское, Астрахано-Казанское, нарѣчіе внутреннихъ губерніи Россіи, Оренбургское и Сибирское. Для нѣкоторыхъ изъ этихь нарѣчій есть Грамматики и къ чести нашей, написаны Русскими. — Если моя Грамматика
займетъ хоть послѣднее между ними мѣсто, я буду гордиться, Что хоть что-нибудь могъ прибавить къ трудамъ Почтенныхъ Оріенталистовъ Россіи.

Усвоивъ себѣ, по выраженію нѣкоторыхъ духъ языка, я сталъ приводить въ исполненіе первоначальную мою мысль. Повторяю, что я хотѣлъ составить Грамматику для будущихь Переводчиковъ; но, когда я встрѣтилъ общее желаніе Русскихь, живущихъ на Кавказѣ – знатъ языкъ (что почти необходимо), и просьбы нѣкоторыхъ — составить какое-либо руководство, я счелъ святою обязанностію исполнить это желаніе и просьбы, а потому измѣнить, немного прежній планъ Грамматики, чтобы сдѣлать ее доступною въ Гимназіяхъ, Училищахъ и частнымъ лицамъ, знающимъ по-русски. Послѣ я постараюсь напечатать Учебникъ, по примѣру одного изъ учебниковь. составленныхъ для европейскихъ языковъ, нѣсколько разговоровъ и анекдотовъ переводныхъ и туземныхъ, также подробные словари Русско-Татарский [Русско-Кумыкский] и Татарско-Русскій [Кумыкско-Русский].

Мнѣ кажется, что знающему пс-русски, не трудно будетъ и безъ помощи наставника пріобрѣсть понятіе въ языкѣ и читать письмена; разумѣется, усовершенствованіе зависитъ отъ практики.

Не буду сдѣсь доказывать основательность нѣкоторыхъ правилъ, принятыхъ мною не такъ, какъ приняты онѣ многими Грамматистами, равно многихъ выпусковъ и нововведеній, но покорнѣйше прошу по-строже разсмотрѣть мою Грамматику, дабы я могъ поправить ошибки, недоглядѣнье, а быть можетъ и недоразумѣнье; при чемъ прошу принять въ соображеніе, что она составлена съ цѣлію узнать языкъ народный (выучиться языку), въ чемъ, я ручаюсь, можно успѣть, имѣя эту Грамматику и будущiя руководства, которыя надѣюсь издать въ непродолжительномъ времени, если позволятъ мнѣ средства мои и если дѣйствительно я встрѣчу желаніе знать Кавказско-Татарскій [Кумыкский] языкъ и познакомиться съ Кавказомъ и его жителями.

Т.М.